На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Александр Денисов
    В Испании или Дубае найдутся...В Нижегородской о...
  • Алексей
    В Нижегородской области 3 млн жителей...Это что,получается 20 процентов "сердечников"??? Включая детей??? Автор видим...600 тысяч «сердеч...
  • Sergiy Che
    Просрал всю промышленность того Нижнего Новгорода когда там был главой при Ельциноиде...  Даже бывший дико популярным...Московское шоссе ...

Нижегородка Ксения Батурина объяснила, почему выбрала силовой экстрим

Когда встречаешься с такими людьми, как Ксения Батурина, то язык не поворачивается называть девушек представительницами слабого пола. Наша 27‑летняя землячка добилась уже немалых высот в силовом экстриме и считается одной из сильнейших спортсменок в России. В Нижегородской области ей точно нет равных в плане поднятия разных тяжестей.

Тяжести в удовольствие – Ксения, расскажите, как вы оказались в мире спорта.

– Я родилась в посёлке Линда Борского района. С 7 лет и до старших классов играла в баскетбол. Потом был период, когда вообще ничем не занималась, и уже только в 22 года ударилась в «железный» спорт. Сначала это был пауэрлифтинг, а затем мне посчастливилось попасть в нижегородскую команду по силовому экстриму (стронгу), с которой работает тренер Юрий Кузьмин.

– Как долго занимались пауэр-лифтингом? Каких добились успехов?

– Около двух лет. Достаточно быстро выполнила норматив мастера спорта, брала медали на местных соревнованиях, в том числе всероссийского уровня, которые проходили в нашей области. Но со временем пауэрлифтинг мне показался немного скучным. Узнала, что есть команда «Стронг-НН», и решила попробовать себя в силовом экстриме. – Интересно, почему стало скучно в пауэрлифтинге?

– Уже не доставляли удовольствия однообразные, монотонные движения. Там всего три упражнения: приседание со штангой на плечах, жим лёжа и становая тяга штанги.

А в стронге упражнений намного больше, да и тренировочный процесс куда интереснее!

На соревнованиях в китайском Гуанчжоу сборная команда России взяла шесть золотых и одну серебряную награды.

– Не хотели заняться классической тяжёлой атлетикой? Всё-таки олимпийский вид спорта. – Во‑первых, штанга у нас в Нижнем развивается достаточно слабо. И опять же, это всего лишь рывок, толчок. Правда, не греет. А что касается Олимпиады, то я за этим не гонюсь. Мне нравится силовой экстрим, я получаю истинное удовольствие от того, чем занимаюсь. Это и тренировки, и поездки на соревнования, и общение с людьми.

– С чем приходится сталкиваться стронгмену?

– Как я уже говорила, в силовом экстриме множество интересных упражнений. Основные – это кантовка огромной покрышки, толчок гигантских гантель, лог-лифт – подъём бревна. На каждом турнире приходится сталкиваться с чем-то новым, организаторы делают так, чтобы старты были не похожими друг на друга, соответственно, зрелищность от этого только выигрывает. Конечно, мы заранее узнаём, что нам приготовили в том или ином месте, поэтому готовимся к тому, что ждёт спортсменов.

– Что лично для вас самое сложное из упражнений?

– Бревно. Его нужно взять за специальные ручки, закатить на себя и толкнуть. Пожалуй, дело не столько в его тяжести, просто технически трудно с ним работать. И для каждого упражнения нужна определённая техника, которая очень многое решает.

За золото спортсмены получили 5 тысяч юаней (около 60 тысяч рублей), за серебро – 2 тысячи, за бронзу – 1 тысячу.

– В Нижнем есть все условия для необходимого тренировочного процесса?

– Да, в зале присутствует специальное оборудование и всё, что нужно для полноценной работы.

– Насколько я знаю, у вас есть несколько рекордов.

– В прошлом году на Дне города установила рекорд России по подъёму снаряда «Гигантская гантель» в весовой категории до 75 килограммов, три раза за минуту зафиксировав над головой гантель весом 50,8 кг. Есть также рекорд области в упражнении «Становая тяга Аполлона Акселя». Мне покорился вес 202 кг. Что касается достижений личного характера, то мне покорилась кантовка (переворачивание) покрышки весом 200 кг. На самом деле на каждом старте стараешься повышать свой уровень, во всём прибавлять. Нет такого, что где-то у меня всё хорошо и над этим не надо работать.

– Чемпионаты России по стронгу проводятся?

– Как правило, это конец ноября, начало декабря. На трёх последних чемпионатах я брала серебро, никак не удаётся справиться с девочкой из Омска (смеётся). Но, если честно, я не особо расстраиваюсь. Разумеется, всегда хочется побеждать, и, думаю, мы обязательно к этому придём. Но, повторюсь, силовой экстрим для меня больше удовольствие.

Из крупных стартов в нашей стране также отмечу турнир под названием «Самый сильный человек России». В нём участвуют и мужчины, и женщины. Считается очень престижно попасть в финал, пройдя несколько отборочных этапов. Китайское гостеприимство – В начале июня вы стали второй на международном турнире по стронгу в Китае. Поделитесь впечатлениями от поездки.

– Вообще я впервые побывала на зарубежных соревнованиях. Мне позвонил президент Федерации силового экстрима России Василий Грищенко, предложил в составе сборной команды страны принять участие в соревнованиях. Я посоветовалась со своим тренером, и решили, что нужно ехать. Тем более что такого приглашения удостоились далеко не все. Всего нас было три девушки и четверо парней. Наиболее представительным коллективом и по численности, и по классу были китайские стронгмены. Но в итоге мы выступили очень успешно, все вернулись домой с наградами.

– Насколько оказались довольной своим выступлением?

– Удалось всё. Все упражнения выполнила до конца, но подвели небольшие технические ошибки, в результате чего уступила первое место москвичке Юлии Клочковой, которую я до этого два раза подряд обыграла на других стартах. По итогам турнира я собой довольна, и тренер удовлетворён. Это для меня новый уровень, очередной шаг вперёд.

– Как справились с дальним перелётом, часовыми поясами?

– Разницы во времени особо я не ощутила на себе. А вот 10 часов в самолёте, конечно, тяжеловато. Что делали в полёте? Читали книги, смотрели фильмы, удалось вздремнуть.

Помимо россиян и китайцев в турнире принимали участие представители США, Канады, Великобритании, Новой Зеландии, Гренады, ЮАР и Шри-Ланки.

– Чем запомнились соревнования?

– Удивила высокая организация. Нам вручили приветственные медали, разные сувениры, визитки для бесплатного похода в ресторан. А на огромном баннере с логотипом турнира было написано имя каждого его участника. Такого ранее нигде не встречала.

– Как вам показался Гуанчжоу?

– Город крупный, но, скажем так, не особо для туристических прогулок. Хотя нам организовали и экскурсии, и культурную программу. В целом понравилось. Китайцы народ гостеприимный, радушный. На улицах улыбались, просили сфотографироваться. Приятно.

– Питались китайскими блюдами?

– Мы, наверное, там попробовали всё от куриных лапок до каких-то личинок. С пищеварением всё было нормально, но вся пища у них очень острая. Даже если через переводчика мы говорили, чтобы в еду не добавляли много специй, всё равно получали перчёные продукты (смеётся). В основном налегали на рис или лапшу с мясом. Также понравились различные морепродукты. У нас ничего подобного нет. Стереотипы в сторону! – В силовом экстриме вообще реально заработать деньги?

– Скорее, нельзя. Даже те ребята, которые считаются топ-профессионалами, скажем так, тратят на подготовку больше средств, нежели они их получат на турнире. Это такое хобби для души.

– А есть ли у стронгменов какие-то шоу, коммерческие соревнования?

– Периодически такое бывает. Ребята устраивают для публики такие трюки, как загибание сковородок, гвоздей, надувание грелок до хлопка и так далее. Кстати, я и сама могу порвать грелку подобным способом (смеётся).

– Как часто вы сталкиваетесь с удивлением обывателей? Мол, девушка поднимает такие тяжести…

– Я вообще против каких-то гендерных стереотипов – женское это дело или не женское. Во‑первых, каждый занимается тем делом, которое ему нравится. А, во‑вторых, если грамотно подходить к тренировочному процессу, с грамотным тренером, то ничего опасного для здоровья не будет. Уже сколько лет занимаюсь всем этим, и, тьфу-тьфу, никаких серьёзных травм у меня не было.

– В повседневной жизни случались с вами какие-то забавные случаи, связанные с поднятием тяжестей?

– Да ничего особенного. Бывает, незнакомые мужчины предлагают помочь перенести, например, какую-то большую коробку. И удивляются, как я её легко беру и несу (улыбается).

– Как выглядит обычный день Ксении Батуриной?

– Сейчас я проживаю рядом с городом Кстово. Просыпаюсь около 9 утра, завтракаю какой-то кашей или макаронами с мясом (не особо на этом заморачиваюсь), потом около часа еду на тренировку в Сормовский район Нижнего Новгорода. Там уже работаю по заранее свёрстанному плану, а домой возвращаюсь около пяти вечера. Там меня ждут восстановительные процедуры: баня или массаж.

Основные травмы в силовом экстриме – разрывы сухожилий бицепса и повреждение задней поверхности бедра. Больше это касается мужчин, которые тягают запредельные веса. 

– Как часто возникали в вашей жизни моменты, когда хотелось завязать со спортом?

– Честно, даже ни разу не задумывалась над этим! Даже когда первые два года в стронге я выступала неудачно, такие мысли меня не посещали. Наоборот, всегда хотелось развиваться, двигаться только вперёд! Ни разу не пожалела, что занялась тем, чем сейчас занимаюсь.

– А чего вообще хотелось бы добиться в силовом экстриме?

– Наверное, самая заветная мечта – отобраться на американские турниры, куда, к сожалению, Россию пока не пускают. Там собираются лучшие представители нашего вида спорта со всего мира, с которыми интересно сразиться. Нам же остаётся только ждать, тренироваться, набираться опыта…

– Для себя определили какую-то возрастную планку?

– Пока у меня в жизни приоритеты в спорте, а не завести семью, ребёнка. Нет никакой конкретной цифры, чтобы сказать, когда я закончу со стронгом. Пока мне всё нравится, я этим буду заниматься.

– Кто ваши самые преданные болельщики?

– Это мой тренер. Он в меня верит, поддерживает всячески. Также за меня переживают родители, друзья. А ещё есть люди, с которыми я лично не знакома, но они постоянно выражают поддержку в соцсетях, что тоже вдохновляет.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх