На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Нижегородская правда

198 подписчиков

Свежие комментарии

  • tsan tsan
    Зря спасатели так быстро прервали процесс воплощения мечты глупой блогерши.  Пусть бы мозги проветрились от всякой дури.Нижегородскую бло...
  • А Кудасов
    Какие могут быть беседы? Родителей привлекать по полной!!Подросток разбил ...
  • Groomstyl Савина
    Не сравнивайте возрат юности у собак и людей. Щенок зубки меняет и становится взрослым за тот срок, что камень просто...Нижегородцы спасл...

В России отметили 35‑ю годовщину вывода войск из Афганистана

Страна отметила 35‑ю годовщину вывода наших войск из Афганистана. В этой связи хочу остановиться на одном из афганском уроков. Нет, я не буду писать о геополитике или о героизме наших воинов. Хочу поговорить о чисто военном аспекте, а точнее – о готовности тогдашней Советской армии к ведению боевых действий. Уникальность Афганистана состояла в том, что в декабре 1979 года в эту страну входила армия, которая до того… не воевала целых 35 лет! Положение в этом плане было даже хуже, чем в канун Великой Отечественной – тогда в 41‑м году в армии всё же было немало солдат и командиров, имевших реальный боевой опыт, полученный в Испании, на Дальнем Востоке, в Финляндии, им было чем поделиться с необстрелянными товарищами. А вот в конце 70‑х таких опытных бойцов не было вообще! Вместо боевой учёбы – показуха После Великой Отечественной армия принимала участие лишь в краткосрочных конфликтах – Венгрия 1956 года, Чехословакия 1968 года, приграничные столкновения с китайцами в 60‑е годы. Но всё это были лишь скоротечные операции, с очень малым количеством участников, которые практически не оказали никакого влияния на тактику и стратегию Вооружённых сил Советского Союза.

В итоге выстраивались целые служебные карьеры, когда люди росли от лейтенанта до генерала при полном отсутствии реального боевого опыта! Мало того, как пишет в своей книге «Афганский разлом» подполковник ВДВ Валерий Григорьевич Марченко, «выросла целая плеяда полковников, генералов, которые за всё время службы не провели ни одного занятия, ни одного учения». То есть появились генералы, которые даже на серьёзных боевых учениях никогда не были! Всё это, конечно же, не могло не сказаться на боеготовности Советской армии. Из воспоминаний Марченко:

«Советская армия не имела недостатка в качественном вооружении, боевой технике – она была надёжным щитом, охранявшим мирную жизнь граждан СССР. В штабах всех уровней были отработаны планы боевой готовности, учёбы войск, составлены графики проведения учений, стрельб от взвода до военного округа. К документальной части планирования процесса боевой подготовки в Советской армии претензий быть не могло – там было всё в образцовом порядке. Вот только реальная боевая подготовка проводилась от случая к случаю. Количество часов, реально отводимых на изучение военных дисциплин, не соответствовало требованиям времени, и качество обучения ухудшилось. Армия сделала упор на хозяйственные и строительные работы в ущерб боевой подготовке».

В общем, армия, увы, жила больше показушными показателями, чем настоящей боевой работой. Это и аукнулось в Афганистане… «Трудно было…» Уже самая первая боевая операция на Афганской земле – взятие дворца Амина в декабре 1979 года – вызвала шок её непосредственных руководителей. Дворец, как известно, брали специальные подразделения ГРУ и КГБ, ребята очень подготовленные. Но даже для них (до того ни разу не нюхавших настоящего пороха) сам факт штурма, с массированной стрельбой, с ранеными и убитыми, как потом вспоминал генерал-майор КГБ Юрий Дроздов, стал настоящим потрясением. А ведь Дроздов был самым боевым из этих руководителей – он участник Великой Отечественной войны, которую прошёл артиллеристом. Но та великая война была уже далеко позади, а мирные годы взяли своё… Из воспоминаний Дроздова:

«По возвращении из Кабула в Москву 31 декабря 1979 г. нас принял Ю.В. Андропов. – Трудно было? – спросил он. – Да, через 35 лет вспоминать молодость трудно…».

Так что и этот ветеран был потрясён не менее своих более молодых коллег… Повторю, участники штурма дворца были самыми подготовленными бойцами из всего личного состава Советской армии и специальных подразделений. Поэтому можно представить, что пришлось испытать менее подготовленным солдатам 40‑й армии, которая вошла в Афганистан!

Ситуация усугублялась тем, что поначалу наше высшее руководство не предполагало участия армии в реальных боевых действиях. По плану, армия должна была стать сдерживающим фактором для мусульманской оппозиции, которая бросила вызов правившему в Кабуле коммунистическому режиму – мол, сам факт присутствия наших войск заставит оппозицию сложить оружие, а режим только укрепится.

Однако армии пришлось воевать по-настоящему, и воевать с мощным партизанско-повстанческим движением – можно сказать, практически с нуля, приобретая нужный опыт своей же кровью! Потому что к тому времени был напрочь забыт и бесценный опыт Красной армии по ликвидации басмаческого движения в Средней Азии 20 – 30‑х годов, и опыт войск НКВД по ликвидации политического бандитизма в Прибалтике и на Западной Украине в послевоенное время…

Цена такой неготовности и забывчивости оказалась очень высокой! «Кровь и боевой опыт – вещи неразрывные» Из воспоминаний бывшего начальника разведки 201‑й мотострелковой дивизии, полковника Николая Павловича Кузьмина (книга «Войсковые разведчики в Афгане»):

«Первые серьёзные потери разведчики нашей дивизии понесли уже 13 мая 1980 года. Тогда в полном составе погибла разведывательная группа разведбата численностью 8 человек. Разведгруппа была высажена с вертолёта в отдалённом горном районе западнее г. Файзабад. В течение дня душманы их не трогали, наблюдали, изредка обстреливали. К вечеру же, убедившись, что их никто не поддерживает, окружили в ущелье. Радиосвязь у разведчиков с командованием отсутствовала, иначе им была бы оказана необходимая огневая поддержка и эвакуация. Случись такая утрата связи в 1982 – 1983 годах, в район их предполагаемого нахождения были бы немедленно высланы вертолёты и группа была бы найдена. Но был всего-навсего май 1980 года, и боевой опыт ещё надо было получить. Боевой опыт и кровь – вещи неразрывные».

Ожесточённый бой шёл более трёх часов. Когда кончились патроны, разведчики попытались, используя наступившую ночь, отойти вдоль ущелья, но разве они могли сравниться в знании местности с коренными жителями? Они были плотно окружены, и после ожесточённой схватки погибли. Утром посланный в район боя десант обнаружил всех мёртвыми.

«Причиной гибели разведгруппы было то, что наши войска тогда ещё были во власти требований старых уставов и наставлений, абсолютно не подходивших к условиям Афганской войны, – указывает Кузьмин. – Ведь согласно «Наставлению по тактической разведке» 1966 года, действующему в тот период, разведывательные группы от дивизии могли высылаться в тыл противника на глубину до 100 км! Как показала дальнейшая практика в Афганистане, за ворота гарнизона можно было высовываться не менее чем взводом, а то и ротой. А тут высадили восемь человек без всякой поддержки, а потом и без связи, практически на верную гибель».

1980 год, то есть первый год Афганской войны, изобиловал подобными трагическими случаями, подчёркивает Кузьмин. Например, в дни московской Олимпиады, 3 августа 1980 года, разведывательный батальон всё той же 201‑й дивизии попал в хорошо организованную душманскую засаду. А всё потому, что командование батальона во время проведения боевой операции в районе города Кишим не стало соблюдать правила передвижения в боевой обстановке – вошло в горное ущелье без должного прикрытия по склонам окружающих высот.

С одной стороны, командование понять вроде можно – подразделение шло на выручку другому батальону, который увяз в затяжном бою с крупными силами противника, поэтому и спешили с передвижением по дну горного ущелья, не отвлекаясь на прикрытие с горных склонов. Но это решение оказалось роковым – именно с этих склонов душманы и обрушили на разведчиков кинжальный автоматно-пулемётный огонь. В итоге первая рота батальона понесла тяжёлые потери – 49 человек убиты и 48 ранены…

…Конечно же, те первые бои на Афганской земле послужили для 40‑й армии хорошим уроком. Как вспоминают ветераны, у солдат даже выражение лиц поменялось – они стали более сосредоточенными и суровыми. И тем, кто потом стал приходить им на смену, было уже гораздо легче – всё же сменщикам было у кого учиться.

А вот для самих Вооружённых сил главный урок из печального афганского опыта состоит в следующем: армия даже в условиях мирного времени должна заниматься только реальной боевой учёбой плюс соответствующей психологической подготовкой – и ничем более! В противном случае печальный и кровавый опыт первых месяцев Афганской войны будет повторяться для нашей армии вновь и вновь..

Ранее сайт Pravda-nn.ru рассказал, что сотни нижегородцев пришли к мемориальному комплексу погибшим в Афганистане и Чечне в парке «Швейцария».

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх