На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Александр Денисов
    В Испании или Дубае найдутся...В Нижегородской о...
  • Алексей
    В Нижегородской области 3 млн жителей...Это что,получается 20 процентов "сердечников"??? Включая детей??? Автор видим...600 тысяч «сердеч...
  • Sergiy Che
    Просрал всю промышленность того Нижнего Новгорода когда там был главой при Ельциноиде...  Даже бывший дико популярным...Московское шоссе ...

Что известно о деятельности «русского отряда» фронтовой разведки Вермахта

Ровно 80 лет прошло с начала освобождения Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков. На белорусской земле Красной армии пришлось столкнуться не только с ожесточённым сопротивлением немцев, но и с агентурой, которую враг усиленно забрасывал в наш тыл. Этим занималась германская военная разведка (Абвер) – в лице многочисленных абверкоманд и абвергрупп, действовавших на линии фронта… Об активности немецких разведчиков свидетельствуют регулярные и строжайшие приказы по войскам Красной армии об усилении охраны тыла, о передвижении по прифронтовым дорогам только в составе подразделений или больших групп, о выделении старшим командирам дополнительной охраны.

Дело доходило до того, что воинские пароли и отзывы для часовых и патрулей во фронтовых условиях нередко приходилось менять ежедневно: вражеские диверсанты вели за советской системой допуска настоящую и порой небезуспешную охоту.

Поэтому сотрудникам советских военных комендатур и органов государственной безопасности требовался особый профессиональный навык и даже особое чутьё, чтобы обнаружить фальшь как в проверяемых документах, так и в людях, которые приходили в наш тыл по заданию врага… Позывной «Буссард» Очевидно, что своими успехами фронтовая разведка Вермахта была обязана прежде всего прямому содействию некоторых советских граждан, согласившихся на сотрудничество с немцами. Причин такого сотрудничества было много – невыносимые условия плена, толкавшие советских солдат на любой шаг для выхода из лагеря военнопленных; растерянность от успехов германской армии в первые месяцы войны и неверие в конечную победу СССР; безразличие к вопросу, кому и зачем служить… Ну и, конечно же, антисоветские настроения, ставшие следствием раскола общества после Октябрьской революции и Гражданской войны. Преодолеть этот раскол советскому обществу к началу войны до конца не удалось… В данном материале я подробно остановлюсь на деятельности так называемого «русского отряда», действовавшего при абвергруппе-209 (позывной – «Буссард»). Согласно архивным данным КГБ СССР:

«Абвергруппа-209 была сформирована в июле 1942 года в Берлине и придана 9‑й немецкой полевой армии… Группа проводила диверсионно-разведывательную работу в ближнем тылу Центрального участка советско-германского фронта и борьбу с партизанским движением. В её подчинении была рота из военнопленных, именовавшаяся «Русский особый отряд». Абвергруппа использовала состав роты для захвата в плен военнослужащих Советской армии на переднем крае обороны, для борьбы с партизанами, в качестве агентов-диверсантов в советском тылу, а также по минированию мостов, железнодорожного полотна и зданий при отступлении немецкой армии. При отступлении немецких войск агентов оставляли на оседание в тылу частей Красной армии для проведения диверсионно-разложенческой работы».

Командиром «русского отряда» был украинец Павел Тарасович Чвала, 1920 года рождения, уроженец Полтавской области. В сентябре 1941 года окончил Московское военно-инженерное командное училище в звании лейтенанта. После выпуска получил назначение в 9‑ю авиадесантную бригаду 4‑го воздушно-десантного корпуса, на должность командира сапёрной роты.

Весной 1942 года лейтенант Павел Чвала вместе с личным составом корпуса принял участие в десантной операции под Вязьмой, где в кольцо окружения попали бойцы 33‑й армии генерала Ефремова и кавалерийского корпуса генерала Белова. Им на помощь и были сброшены советские десантники. После четырёх месяцев непрерывных боёв с немцами корпус понёс большие потери и практически был рассеян. Чвала вместе с небольшой группой десантников попытался выйти из окружения, но 1 июля 1942 года попал в плен. Направлен в Борисовский лагерь для пленных советских офицеров…

В начале августа 1942 года Павел Чвала дал согласие на сотрудничество с немцами – по его словам, он просто не выдержал давления немцев. Всех пленных подвергали жёсткой антисоветской обработке: «Кто не пожелал им служить, тот был отправлен в штрафные лагеря». Лейтенанта Чвалу откомандировали в распоряжение немецкой разведки. Так он и оказался в абвергруппе-209. Из его послевоенных показаний: «При абвергруппе-209 была организована из русских военнопленных группа, которая производила фронтовую разведку в обороне частей Красной армии. Этой группой командовал я. Моё воинское звание – поручик (обер-лейтенант) «Русской освободительной армии» (РОА) генерала Власова.

ВОПРОС. Сколько разведчиков входило в вашу группу?

ОТВЕТ. Первое время было 13, затем было приказано увеличить состав группы за счёт людей, находившихся в восточных батальонах и частью из лагерей военнопленных. Ввиду этого число разведчиков увеличилось от 68 до 100 с лишним человек»… Не только шпионы, но и каратели Поначалу отряд действовал в районе Духовщины Смоленской области против 42‑й стрелковой дивизии РККА: диверсанты вели визуальное наблюдение за передовой, переодевшись в форму Красной армии, ходили на захват «языка», собирали нужные немцам документы. А в мае 1943 года «русский отряд» был переброшен на Орловское направление и расположился в деревне Мерцалово. С началом сражения на Курской дуге отряду поставили задачи вести диверсии в советском тылу, проникать в расположение подразделений РККА, склоняя красноармейцев к сдаче в плен, вербовать новых шпионов. Насколько успешно всё это выполнялось?

Сегодня судить об этом однозначно сложно – на допросах в советских следственных органах бывшие сотрудники абвергруппы-209 всегда старались приуменьшить свою вину и, соответственно, принизить значение тех или иных операций. Тем не менее в отряде были успешные немецкие шпионы. Вот только двое из этих опытных и заслуженных с точки зрения немцев диверсантов:

Никулин Василий Афанасьевич, 1920 года рождения, уроженец Харьковской области. Бывший лейтенант Красной армии. Находясь в лагере военнопленных в городе Орша, дал согласие на вербовку в немецкую разведку. В «русском отряде» служил заместителем Чвалы по строевой подготовке, подпоручик РОА. Неоднократно участвовал в разведке передней линии советских войск. Руководил захватом «языков». Награждён немцами бронзовой и серебряной медалями для восточных народов.

Филиппов, он же Боганюк, Иван Иванович, 1905 года рождения, уроженец Воронежской области. В плен попал под Вязьмой, осенью 1941 года. В 1942 году – в «Ост-батальоне», активный каратель. В апреле 1943 года завербован в качестве сотрудника абвергруппы-209. Присвоено звание фельдфебеля РОА.

Являясь старшиной «русского отряда», принимал личное участие в диверсионных актах в тылу советских войск. Командовал группой, взорвавшей в нашем тылу железную дорогу на линии Нарышкино – Орёл. Лично им завербованы около 80 человек в качестве агентов Абвера…

Впрочем, сражение под Курском закончилось поражением немцев, началось их стремительное отступление. Вместе со всей абвергруппой Чвала и его люди отошли в Белоруссию, в район Бобруйска. И вот тут диверсионные задачи отряда временно ушли на задний план, а на первое место встала борьба с белорусскими партизанами. Вот что поведал об этом Чвала на допросе в СМЕРШе:

«В одной из операций нами было убито несколько партизан и захвачен один партизанский командир. В ходе проведения другой операции нами были сожжены две деревни… За действия против партизан я получил от немцев две серебряные медали 2‑го класса и одну медаль в золоте 2‑го класса. Позднее был награждён Железным крестом 2‑го класса»… «Взрывать мосты, железные дороги…» Однако несмотря на борьбу с партизанами, абвергруппа всё же продолжила подготовку новых диверсантов. Так, 2 марта 1944 года при попытке взорвать железную дорогу на линии Гомель – Речица советским воинским патрулём были задержаны опытные диверсанты из «русского отряда» Василий Куринский и Константин Тюриков – на допросе в СМЕРШе они поведали об абвергруппе-209 много интересного.

А летом 1944 года началось масштабное советское наступление в Белоруссии. Абвергруппа-209 тогда отходила в арьергарде отступавших немецких войск. Из показаний водителя абвергруппы:

«Наш отряд по пути отступления выполнял особые задания немецкого командования по минированию военных объектов, зданий и мостов, с расчётом дать возможность отступить немецкой армии. Таким образом, были заминированы железнодорожные мосты, дороги и другие объекты военного значения. Кроме того, мне известно то, что в г. Волковыске были взорваны: здание какого-то учреждения, колбасный завод, мост через реку Нарев».

Из показаний Павла Чвалы:

«Во время отступления я с русской ротой пешим строем отступал до Белостока. За Белостоком был приказ оставить из числа моей роты диверсионные группы для действий против частей Красной армии. Я лично принимал участие в оставлении этих групп. Всего нами было оставлено около 45 агентов, остальных отправлял лейтенант Ренгмайер. При оставлении агентов мы давали задания диверсионного характера – взрывать мосты, железные дороги…»

В общем, «русский отряд» до самого конца старательно выполнял все приказы и распоряжения немецкого военного руководства, пока в августе 1944 года на территории Польши не был расформирован. Командира отряда Чвалу немцы откомандировали в Данию, на должность командира роты 599‑й гренадёрской бригады Вермахта, сформированной из таких же изменников Родины. С собой он взял ещё трёх бывших бойцов «русского отряда». В этом подразделении Вермахта они и прослужили до дня капитуляции Германии 9 мая 1945 года…

Павел Чвала прекрасно понимал, что ждёт его на Родине. По словам сослуживцев по 599‑й бригаде, после немецкой капитуляции он развернул яростную агитацию за то, чтобы не возвращаться в Советский Союз. Он убеждал товарищей, что пощады за измену им не будет никакой, что лучше остаться в Дании под защитой занявших эту страну англичан. Однако его мнения на сей счёт никто не собирался спрашивать: английское командование, согласно Ялтинским договорённостям, приняло решение передать изменников советской стороне…

Осенью 1945 года Чвала вместе с ещё несколькими диверсантами из «русского отряда» предстали перед судом военного трибунала. Последние слова бывшего командира «русского отряда» были на редкость сумбурными и сбивчивыми:

«Я всегда в своих действиях внутренне чувствовал, что совершаю тяжёлое преступление… Я верил в победу Красной армии, но боялся ответственности за свершённые мною преступления и продолжал их… Теперь я раскаиваюсь во всём совершённом мною, но в то время целиком находился под влиянием антисоветской пропаганды…»

Раскаяние ему не помогло – Павел Тарасович Чвала был приговорён к расстрелу. Остальные задержанные сослуживцы по «русскому отряду» получили приличные лагерные сроки – от 10 до 20 лет лишения свободы…

…Но ещё многие годы после войны этот «русский отряд» находился в жёстком прицеле советских органов госбезопасности. Так, в 1948 году органами госбезопасности Воронежской области был обнаружен и задержан опытный немецкий диверсант, старшина «русского отряда» Иван Филиппов (Боганюк). Его приговорили к 25 годам лишения свободы. Государство исходило из того, что такого рода изменники должны в полной мере ответить за свои преступления. Кроме того, неразоблачённые активные пособники немцев являлись потенциальным кадровым резервом для деятельности западных разведок, ставших своеобразными преемниками Абвера на поле тайной войны против Советского Союза.

Активный розыск «пропавших без вести» немецких диверсантов шёл вплоть до самого развала Советского Союза…

Материал собран по архивным данным Горьковского Управления КГБ СССР

Ранее сайт Pravda-nn.ru рассказал об отряде карателей Оскара Дирлевангера.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх